+7 (495) 783-84-78

Это сладкое слово "Инновация"

Василенко И.А., Харченко М.И.

Статья опубликована

  • в фармацевтической газете "Московские аптеки" (№3 от 25.03.2011) www.mosapteki.ru
  • в журнале "Фармацевтическая промышленность" (№2/2011 март-апрель) www.arfp.ru

Оно выглядит привлекательным для многих сфер экономики и бизнеса, но сейчас мы будем говорить конкретно об инновациях в фармацевтической отрасли и о том, какие проблемы при этом испытывают разработчики лекарственных средств (ЛС). В инновациях, наряду с бизнесом, заинтересовано и государство, о чем свидетельствует утвержденная Правительством «Стратегия развития фармацевтической промышленности на период до 2020 года».

ПРЕДПОСЫЛКИ

Почему государством выбрана такая модель развития фармотрасли? Она, по мнению разработчиков, должна дать импульс для активных научных разработок и внедрения в промышленное производство новых лекарственных препаратов, конкурентоспособных не только на внутреннем, но и на международном рынке. К тому же, развитие самой фармацевтики как высокотехнологической отрасли положительно отразится на российской фундаментальной и прикладной науке в целом. Следует также отметить, что фармацевтика как наукоемкая, высокотехнологичная отрасль отражает инвестиционный климат в стране. И с этими выводами нельзя не согласиться.

Фармацевтическая индустрия, обладая большим инновационным потенциалом и тесными связями с другими науками, образованием и современными технологиями, служит прекрасным интегральным показателем развития всей экономики страны, отражает степень ее «несырьевого» характера. Кроме того, фармацевтическая промышленность, возможно, в большей степени, чем другие отрасли экономики, имеет выраженный социальный акцент – от уровня и качества ее развития зависит эффективность системы здравоохранения и в конечном счете здоровье населения. Не исключен также аспект национальной безопасности государства, связанный с лекарственным самообеспечением без ориентации на импорт в случаях развития масштабных чрезвычайных ситуаций.

Что даст для бизнеса инновационный путь развития фармотрасли? Почти каждая компания, независимо от уровня своей капитализации, в глубине «души» мечтает иметь в продуктовом портфеле хотя бы один собственный инновационный препарат. Почему? Ответ простой и лежит на поверхности. Основная цель любой коммерческой организации – получение прибыли и развитие бизнеса. А что, как не высокоэффективный инновационный препарат, который выступает мощным инструментом получения прибыли, может помочь достижению желанной цели. Другое дело, как его получить и какие барьеры придется преодолеть на этом пути, включая финансовые затраты.

СОСТОЯНИЕ ОТРАСЛИ

Отечественная фармацевтическая промышленность переживает не самые лучшие времена. В настоящее время структура нашего рынка значительно отличается от рынков развитых стран тем, что компании главным образом выпускают разного типа низкорентабельные дженерики – копии препаратов, вышедших из-под патентной защиты, при­чем более 95% продукции производится из импортных субстанций (Китай и Индия).

В России практически прекращен выпуск антибиотиков за исключением грамицидина и фузидиевой кислоты. Собственного производства субстанций антибиотиков в стране так и не появилось, несмотря на страстные призывы чиновников разного уровня. Это тоже серьезнейшая проблема с точки зрения обеспечения биологической и химической безопасности страны. С аналогичных позиций необходимо рассматривать и тот факт, что российское производство инсулина не закрывает и 10% потребности страны в таком важнейшем препарате.

Более 90% производимой в России продукции реализуется внутри страны. По прогнозам экспертов емкость российского рынка к 2020 г. увеличится до 40 млрд долл. США. Основной фактор роста – спрос на дорогие препараты, производимые за рубежом. Однако российские производители специализируются на производстве дешевых препаратов. При этом всегда надо отдавать отчет в том, что низкая цена – как правило, индикатор недостаточного качества и эффективности медикаментов.

Понятно, что такой перекос в структуре лекарственной продукции на отечественном рынке не имеет права существовать в дальнейшем, поскольку ведет к деградации собственной производственной базы фармотрасли и снижению доступности качественного лекарственного обеспечения для населения. Здесь следует подчеркнуть, что понятия «дешевый» и «доступный» препарат не связаны между собой, если в стране существует страховая медицина, которая за счет компенсационных схем делает любой дорогостоящий препарат доступным больному. Но у нас, к сожалению, такой системы страхования нет. Ее рождение в ближайшие годы будет сопряжено с целым комплексом коренных изменений в системе здравоохранения (разработка стандартов лечения, обеспечение гарантии качества лекарств на основе внедрения стандартов по формуле GxP и т.д.). Появление страховой медицины продиктовано глобальным трендом медицинской помощи в сторону высокотехнологичности и внедрения в клиническую практику дорогостоящих инновационных препаратов. Так, в Стратегии развития фармацевтической промышленности на период до 2020 г. (далее – Стратегия) предусмотрено уве­личение доли инновационных препаратов до 60%.

Итак, смещение центра тяжести в структуре фармрынка в сторону разработки и внедрения инновационных препаратов является безальтернативным решением. Прежде чем рассмотреть «инновационную траекторию» лекарственного препарата, от идеи его создания до производства, попробуем определиться с терминологией.

ИННОВАЦИОННЫЙ ПРЕПАРАТ

Прежде всего, следует дать определение термину «инновационный препарат». Что же понимается под этим термином? Инновационный, или оригинальный препарат, если исходить из определения FDA, содержит новую активную молекулу или новую функциональную группу в структуре молекулы, которая ранее никогда прежде не регистрировалась в США для производства и продажи в какой бы то ни было форме. Казалось бы, данное «прямолинейное» определение предполагает, что все остальные нововведения с использованием зарегистрированной молекулы лишают ЛС статуса инновационности. Однако, как показывает практика, это не так. Термин «инновационный препарат» трактуется шире и, по мнению зарубежных авторов, базируется на трех концепциях – коммерческой, технологической и терапевтической. Коммерческая концепция затрагивает любой новый препарат, выведенный на рынок, будь то me too – продукт или препарат с новой субстанцией, новым составом или имеющий новые показания к применению, а также применяемый в новых методах лечения. Технологическая концепция связана с промышленными инновациями, среди которых можно указать на оригинальную биотехнологию или внедрение новых систем доставки активных ингредиентов ЛС в заданную область организма, например, пластыри, спреи и т.д. И наконец, терапевтическая концепция, которая сфокусирована на продвижении препарата, которое означает получение новой терапевтической пользы для пациента по сравнению с существующим выбором.

Таким образом, инновационные препараты можно условно разделить на две большие группы. Первая группа – препараты абсолютно новые, с активными молекулами или их функциональными группами, которые никогда ранее не регистрировались, причем не только в США, но и во всем мире. Вторая группа – препараты усовершенствованные, т.е. препараты, известные ранее, но благодаря определенным нововведениям приобретшие новые положительные качества, ранее не известные и обладающие патентной новизной.

Примеров «усовершенствования» ранее зарегистрированных препаратов можно привести множество. Вот только некоторые из них. Так, широкое распространение получила запатентованная пролонгированная форма известного препарата инсулина, дающая совершенно новые возможности по его применению. Или, скажем, бета-лактамные антибиотики, представляющие собой комбинированные препараты, в состав которых входят не только антибиотики, но и ингибиторы бета-лактамаз – сульбактам или клавулановая кислота. В свое время это был настоящий прорыв в решении проблемы резистентности микроорганизмов по отношению к данным антибиотикам.

В мире также постоянно идет широкий поиск новых систем доставки лекарственных препаратов в организм. В частности, речь идет о микрокапсулировании, солюбилизации водонерастворимых препаратов, создании липосомных препаратов и др. Например, липидная форма стандартного Амфотерицина B резко снизила частоту возникновения побочных нефротоксических явлений. Налицо инновационный эффект известного ЛС благодаря своему новому качеству.

Классификация инновационных препаратов приведена, поскольку от того, какой препарат, абсолютно новый или усовершенствованный, выбран в качестве объекта разработки, зависит то, насколько он под силу фармацевтическому инноватору, и в первую очередь с финансовой точки зрения.

ИННОВАЦИОННАЯ РАЗРАБОТКА

Это отдельный вид бизнеса, приносящий наибольшую прибыль в фармацевтической отрасли. Реализация любого инновационного процесса в рамках данного бизнеса базируется на трех обязательных компонентах – идея, специалисты, деньги, и возможна только в условиях адекватной нормативно-правовой оболочки.

Приходится констатировать, что российские разработки, за исключением единичных случаев, практически не присутствуют на международном рынке. Возникает закономерный вопрос – их нет или они не могут быть представлены на этом рынке по ряду причин? Скорее второе. Инновационные проекты есть, но они не доведены до рыночного состояния. Основные причины – во-первых, нужны финансовые вложения, во-вторых, разработки должны быть выполнены по определенным международным правилам, иначе они формально не могут быть приняты фармацевтическим сообществом.

Кто должен финансировать доведение разработки «до ума»? На Западе это выполняют венчурные фонды. В России их практически нет. Государство тоже этим не занимается. Далее. Что выгоднее для большой компании: приобрести выполненную и оформленную соответствующим образом разработку или фирму вместе с коллективом сотрудников, которая выполнила данную работу? На Западе большие компании, купив фирму, как правило, кладут разработку под сукно, а сформированный коллектив, показавший свою творческую дееспособность, используют как ценный инструмент для решения своих задач.

К сожалению, в России нет покупателей на такие разработки, так же как и нет инфраструктуры, необходимой для их осуществления на современном высокотехнологичном уровне. Отраслевая наука уничтожена, академические институты предназначены совсем для других целей. А те осколки исследовательских групп в области фармакологии, которые еще сохранились в университетах и НИИ, при всем своем желании не могут конкурировать с лидирующими мировыми гигантами в части проведения глубоких научных изысканий, направленных на разработку инновационных ЛС. Однако, с точки зрения российских специалистов, эти сохранившиеся профессиональные коллективы могут привлекаться для выполнения ряда отдельных прикладных работ в интересах бизнеса.

Начальные стадии разработок, которые, по сути своей, фундаментальные исследования, финансируются различными фондами, сформированными как крупными компаниями, так и государством. Разработкой новых препаратов в мире в основном занимаются небольшие фирмы численностью 20-30 человек, эксплуатирующих инфраструктуру технопарков, либо научные группы университетов или академических институтов, выполняющих функции технопарков. Начальными стадиями считаются разработки до первой фазы клинических испытаний. Сроки такой разработки и внедрения составляют 10-15 лет, и они не уменьшились за последние десятилетия, несмотря на развитие таких наук, как протеомика, геномика, биоинформатика. Не увеличилась также численность зарегистрированных новых препаратов: несмотря на развитие науки ежегодно в мире появляются 30-40 новых оригинальных препаратов. Из этого следует, что прогресс в данной области ограничивается не развитием науки, а возможностями крупных компаний вкладывать средства в новые разработки и сложными правилами игры в данной области, определенными законодательством и регуляторными органами.

Конечная стадия разработки, производство и продвижение на рынок оригинального препарата, по экономическим показателям под силу исключительно крупным фармкомпаниям, объем производства которых свыше 5 млрд долл. США в год. Такие компании тратят около 10-15% от объема производства на разработку и продвижение на рынок нового продукта. В России их практически нет. Наиболее крупная из таких российских компаний – «Фармстандарт» – с годовым объемом производства около 1 млрд долл. США. Но даже у нее нет достаточных средств на продвижение инновационного препарата на рынок. Меньше, но все равно достаточно много, требуется средств для продвижения на рынок новой лекарственной формы известного препарата либо комбинированных препаратов. Вернуть деньги, потраченные на внедрение оригинального препарата на рынке России, за короткий период невозможно. Не позволяет емкость рынка, которая во многом зависит от аптечного сектора, где реализуется большая часть (70%) лекарств, а следовательно, зависит от доходов населения и качества жизни, а также от уровня медицинского обслуживания. Для преодоления сложившейся ситуации нужна международная интеграция и выход на внешний рынок, что опять же невозможно без модернизации отрасли с внедрением GMP. В противном случае вложение денег в разработку новых препаратов будет создавать слишком большие риски, на которые частный бизнес не пойдет.

В настоящее время фармбизнес России по финансовым соображениям не готов заниматься инновациями в отношении разработки абсолютно новых молекул, но, по-видимому, способен, например, осуществить поиск способов улучшения лекарственных свойств оригинального прототипа.

В России в последние годы успешно развиваются и конкурируют на мировом рынке фирмы, специализирующиеся на начальных стадиях разработки лекарственных препаратов – комбинаторной химии. Продуктом деятельности таких компаний являются библиотеки химических веществ, состоящие из десятков или сотен тысяч веществ, которые затем используются в последующем скрининге для выявления заданной биологической активности того или иного вещества.

Во всем мире полный цикл разработки нового препарата не концентрируется в одной организации, даже – в одной стране. Этот процесс реализуется за счет глобализации в различных странах. Все плоды от новых разработок получают крупные компании, которые и становятся хозяевами интеллектуальной собственности.

ВЫВОДЫ

Развитие отечественного бизнеса в сфере разработки и внедрения новых лекарственных препаратов, исходя из мировой практики, возможно только в форме международного разделения труда.

В сложившейся ситуации необходимо определить место России в этом международном производственном процессе. В настоящее время мы можем претендовать только на участие в начальных звеньях инновационной цепочки, а именно в процессах создания библиотек веществ для последующего скрининга, т.е. в процессах, относительно наименее затратных в финансовом отношении.

Следует обратить внимание на исключительную важность формирования и внедрения адекватной нормативно-правовой базы, которая бы стимулировала развитие отрасли по инновационному пути. При этом мы должны понимать, куда движется мир в данной области, и приспосабливаться к той форме работы, которая уже принята в развитых странах, не изобретая велосипед. Необходимо создать эффективную инфраструктуру вокруг разработки инновационных препаратов. Иного пути у нас нет.